Активные туры и восхождения на горные вершины 2022 - Альпиндустрия Тур

Высота у каждого своя. Ама-Даблам

15 ноября   |   Алла Мишина

Экспедиция окончена. Благодаря вертолёту, команда буквально через 2 дня после восхождения на самую красивую вершину планеты оказалась в Москве и окунулась в повседневные заботы. И только фотографии напоминают о бездонном синем небе и белом-белом снеге Гималаев. Посмотрите на них и почувствуйте себя стоящими на вершине прекрасной Ама-Даблам!

Поздравляем Сергея Ковалёва и Аллу Мишину с успешным восхождением! Представляем вашему вниманию рассказ Аллы об этом восхождении. 

Я заползла на торжественную вершину Ама-Даблам на четвереньках и упала на груду разноцветных молитвенных флажков. Часы, зацепленные за десяток спутников, показали высоту 6816 метров. Гид-шерпа мгновенно пристегнул мою самостраховку к снежному якорю, укреплённому на вершине - видимо, понимал, что соображаю я плохо, а тут со всех сторон по километру вертикально вниз.

Два часа назад я стояла на 150 метров ниже на вертикальной снежно-ледовой стене и что бы хоть как-то сложить в голове соотношение сил и времени, я десятый раз делала подсчеты: 150 метров - это 500 малюсеньких шажочков, всего по 30 сантиметров, всего по одному ботинку, но зараза, по вертикали.

Если мы работаем уже 5 часов и продвинулись от 3-го лагеря на 250 метров вверх, то следующие 150, это ещё 3 часа, а их у нас нет, на вершине нужно быть не позже 13.00. В четыре пополудни тут начинает холодать и садиться солнце, в 17.00 будет чудесное время для красивых фоточек, когда снежный край гор на несколько минут оконтуривается тончайшей золотой закатной нитью, полыхающей то тут, то там оранжевой искрой, а пухлые ленивые облака розовея наслаждаются безветрием, лёжа как взбитые сливки в чашах между гор. А в 18.00 тут наступает кирдык: ад, лед, мрак, аэродинамическая труба, и в эту минуту на высоте третьего лагеря 6.400 можно решать только одну задачу: как закутавшись в пуховку и спальник, лёжа на 3-х миллиметрах «пенки» каримата, искривившись мороженым червяком между глыбами камней и льда, торчащими  под дном палатки, продержаться 12 часов при температуре минус 25 и ветре 70 км/час - до того момента, как солнце снова оконтурит край гор тончайшей  золотой нитью теперь уже восхода. И тогда… нет, не надейтесь, ни какого передыха или выключения адского ветра и холода, нет. Просто через 12 часов предстоит решать две следующие задачи: как надеть трехкилограммовую пару ледяных ботинок и, блин, выползти из палатки пописать. Вторая задача особенно осложнена для девочек: 4 палатки приткнуты на двадцати квадратных метрах ледяной шапки на скале, и со всех сторон по километру вниз. Поэтому выбирать место «для пописать» нужно не там, где прилично или логично, а там где безопасно - где тебя не сдует ветром, и ещё там, где не берут лёд и снег на воду, то есть прямо перед входом в палатку.

Итак, 150 метров по вертикали до вершины, к которой мы шли 2 недели. 150 метров - это всего 500 малюсеньких шагов, да хрен вам, конечно я сделаю это упражнение.

Постояв минутку и морально собравшись, я шумно выдыхаю и бодро делаю семь маленьких шагов в кошках по практически вертикальной снежно-ледовой стене. Восьмой оказывается огромным: нужно поднять ногу аж на полметра и это движение вышибает из меня весь кислород, которого здесь втрое меньше, чем на равнине.  Сделав такой шаг,  я получаю пинок под дых от собственного организма и перегнувшись пополам стою полминуты, дыша, как загнанная лошадь, пытаясь сбросить пульс с цифры 160 на 120. Мне кто-то что-то кричит: то ли перестегни карабин, то ли уходи правее, то ли чем помочь, но я не понимаю кто и о чем - в голове шарашит молотом пульс, это значит с частотой 2-3 раза в секунду мозг пытается взорваться изнутри и вылететь на снег через глаза. Не слышу и не вижу ни чего полминуты: круги перед глазами и звон в ушах. Отдышалась, посмотрела на умные часы и прокляв их пошла дальше. Мерзкие часы не показали мне и метра выше прежнего, зато показали мне минуту добавленного времени.

Метр - минута? 150 метров - 150 минут? У тебя их нет, дорогая. Делай, блин, шагай, как можешь и как не можешь. Сейчас шагнуть на ступеньку вверх - это единственное, что ни кто не может сделать за тебя: тренер, шерпы, друзья - они готовы на многое ради тебя, но ни кто из них не может сделать этот шаг вместо тебя, а значит, шагай сама, или умрешь.  Или повернись сейчас к спутникам и скажи, что всё, «Бобик сдох». 

А что? 56 лет, старушка по меркам альпинизма, 6800 метров высоты, маршрут 5А категории - ни кто и слова не скажет, если не дойти до вершины: и молодых-то не дошедших до вершины в Гималаях половина, при этом треть из них отмечена красивыми блестящими мемориальными табличками. 

Пять лет назад в Африке, сидя под стеной массива Кения, мой муж сказал кому-то в ответ о моем тогдашнем восхождении: «Ты не понимаешь, ей чем хуже - тем лучше». Так что «дырка от бублика вам, а не Шарапов», дойду. 

В юности я 15 лет профессионально занималась горными лыжами. Знаете, что какой самый счастливый момент у горнолыжника? Конечно! После нескольких часов тренировки снять ботинки. Знаете какой самый счастливый момент у альпинистки? По возвращении в цивилизацию, стащить с себя обмороженными руками грязные штаны и фуфайки и сесть голой попой на хрустящие белые простыни в «Мариотте». Кайф настоящий, вот реально, попробуйте! Главное все это время ни разу не посмотреться в зеркало, а то весь кайф раствориться лишь от одного случайного взгляда. 

Шерпы - изумительный народ, без которого не произошло ни одного восхождения в Гималаях. Родившись на высоте 3.000 метров, они выращивают картошку на высоте 4 тысячи и пасут яков на высоте 5 тысяч. Там, где нас сутками тошнит от горняшки и кашель рвёт на части легкие - они играют в волейбол. Они живут в ином мире. Я рассказывала нашим шерпам про Юрия Гагарина, но я не с того начала, они не знают, что такое космос, для них космос - это Эверест. У каждого своя высота.

Итак, наша маленькая экспедиция состояла из меня, моего тренера Сергей Ковалев, нашего гида Pasang Dorjee Sherpa и высотного носильщика Лакпа-шерпы. Пассанг и Лакпа понимая свою ответственность и мою ценность (в прямом смысле - я источник денег для их существования в этих суровых горах) постоянно шли рядом, взяв меня «в коробочку» и при любом нестандартном моем движении задавали хором вопрос «нид хэлп?». Хэлп был постоянно нужен, но не осуществим: кислорода, кислорода мне дайте!!! Но мне дали коня.

День за днём мы вели себя как подопытные мыши: вот вам еда с небольшим количеством яда - ждем. Не сдохли? Вот вам еще чуть побольше ядику. Сожрали, переспали, не сдохли? Умнички - нате вам ещё дозу побольше. О, вот видно, что перебор: глазки стеклянные, кашель до рвоты, какашек три дня нет - это что, жрать не можете или организм так на пределе работает, что сьедает все до крошки? Ну ладно - идите подышите. С 6.000 прогуляйтесь на 4.000. Ну и что вам, что 2 километра по вертикали вниз по моренам, сыпухам и горным тропам - это 8-10 часов и конец коленям, зато подышите ночку плотным воздухом и это будет называться день отдыха. 

А потом обратно пожалуйте, день пешкодралом вверх обратно на высоту, в «безгазовую» камеру. И что это за враньё? Ни какие вы не мыши и не яд тут, а просто пакет целлофановый на голову одели и потихоньку подзатягтваем: чем выше, тем поплотнее. Ну и холодка поддать. С ураганным ветром. 

Короче, про коня. После спуска на «день отдыха», приснилось мне, что мой прекрасный врач, пришивший мне оторванное плечо после яхтенной регаты и прооперрировавший мне недавно оба миниска после неудачного срыва со скалы на тренировке в Крыму, сидит именно сейчас в своей клинике около компа и смотрит на историю моих (его) операции, а текст его письменных рекомендаций бежит красной строкой поверх киношки о моих приключениях в Гималаях. 

Всё, жалеем труд врача: карету мне, карету! Ну или коня. 

План был приведён в исполнение и из деревеньки Тенгбоче (4.200 высота) ко мне в нашу зону отдыха (4.600 высота), был доставлен низенький и крепкий конь по имени Лаки, на котором я скакала до высоты 5.600. Скакали мы по горным тропам и сыпухам на такой высоте со скоростью 1,3 км в час. Я регулярно слезала с моего коника и брела рядом с ним вверх, поскольку понимала его, как родного брата - бока судорожно раздуваются, как у рыбы, выброшенной на песок, ноздри хлюпают пустоту, глаза краснеют: пять шагов - и отдых. Хорошо, что у него 4 ноги и его 5 шагов - это 10 моих. До высоты 5.600 мы с Лаки добрели в два раза быстрее, чем если бы я шла сама. При этом, черт побери! - гружёные нашими вещами шерпы шли рядом и травили байки, ну, только что не курили. 

Высота у каждого своя. Стоил каждый час конских фырканий и страданий, как час работы самого звездного университетского репетитора за неделю до ЕГЭ. Я скормила дорогому во всех смыслах коню запасы сухофруктов и сухо-супчиков и попрощалась с Лаки, поскольку 1000 метров набора высоты с конем были по горизонтали равны 5-ти километрам, а следующие 1,2 км по вертикали были строго вертикальные. 
Что помню дальше? Невероятные золотые космические закаты выше неба, дно палатки - лёд и камни, потом пропасти и стены всех видов и размеров, обмороженные руки и губы. Дальше почти вертикальная снежно-ледовая стена и трупосборник где-то далеко внизу, а мы четверо на одной веревке, при этом трое летим по этой стене вниз из-за вырванного снежного якоря, и мой лучший в мире непальский гид Пасанг удерживает рывок по всем правилам и вот мы слегка побитые, но вполне себе живые идём опять вверх. 

Снова палатка, рвущаяся от ураганного ветра и ночной кошмар, когда показалось что ветром сдуло в пропасть ботинки, спрятанные под полог снаружи за неимением места внутри; сопли рекой, кашель на разрыв груди, спадаюшие от похудения штаны, ночи в борьбе между попыткой дышать внутрь спальника для тепла и попыткой не делать этого, поскольку через час край спальника около рта становился заледеневшей от влажного дыхания тряпкой. 

Помню друзей своих спасаемых от мороза - заледеневший телефон, фонарик и тюбик «Пантенола», греющихся в спальнике об мои замерзающие ноги. 

Помню, как упала на груду молитвенных флажков на вершине со слезами - дошла, а потом несколько часов дороги вниз до базы 6.400 одна мысль: если это так тяжело вниз, то как я смогла это сделать вверх?

Через сутки после вершины мы пришли в приют на 4.600 и сев на стул в 8 вечера, я просидела на месте одна до полуночи. Просто несколько часов я не могла встать, чтобы доползти до кровати. В 12 ночи доползла до койки и завалилась на кровать как была: в горных ботинках, пуховке, шапке - ни чего из этого снять с себя не могла. Зато в семь утра - чудесное морозное утро и одеваться уже не надо! 

Спешно закидываем вещи в персональный вертолет, обнимаем наших теперь уже родных шерпов, и ровно через 3 часа я сдираю с себя обмороженными руками грязные гортексовые штаны, термобелье, флиску и заваливаюсь на хрустящие белые подушки в «Мариотте». 
Вот ради чего всё! Главное, что бы зеркала рядом не оказалось :)
 

Азия » Непал
(5)
Восхождение на Ама-Даблам
Специальное предложение
Группа с Сергеем Ковалевым с 29 октября по 22 ноября!
Восхождения, Экспедиции
от 5 200 $
Оплата в рублях по внутреннему курсу компании. Стоимость уточняйте

СМОТРЕТЬ ВСЕ ЦЕНЫ
28 октября - 21 ноября 2023

Комментарии
На эту новость пока нет комментариев
Оставьте комментарий


* Ваша оценка

(.jpg .png .gif), Не больше 2Mb


Пожалуйста, дождитесь завершения отправки формы



Мы всегда открыты для обратной связи
Задайте вопрос
Помогите нам стать лучше, поделитесь своим мнением. Есть любые вопросы? Мы оперативно ответим на них.
Напишите нам
Подпишитесь на наши новости
Только полезные новости. Отчеты о путешествиях, новые предложения, наши проекты.
Благодарим за обращение в нашу компанию! На указанный вами e-mail выслано письмо с просьбой о подтверждении подписки.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Следите за новостями горного outdoor и обзорами путешествий АльпИндустрии Тур
Болеем горами. Надеемся заразить вас!
Сергей Зон-Зам, бессменный лидер, взрослел в горах
Мы не продаем, мы советуем
Сергей Ковалев, МСМК, покоритель Эвереста и сложных вершин по всему миру
Ваша безопасность - наша работа
Иван Аленцев, инструктор по альпинизму